Среда
13.12.2017
06:23
ГлавнаяРегистрацияВход
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Статьи [4]
Поиск
Календарь
Друзья сайта
  • Мастерская Писателей
  • Сайт рок группы Седьмой Континент
  • Творческая мастерская Андрея Выхриста
  • Студия Edinorog records
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Главная » Статьи » Статьи

    03.СОПРОТИВЛЕНИЕ (запись альбома)

     IV.Запись альбома.

     

    Январь месяц я провел в г. Стаханове, на сессии, где твердо решил, что нужно записывать альбом, т.к. делать масштабные концерты нам не позволит аппаратура.  Вернувшись с сессии, я энергично принялся за дело. Убедил Зерну, что запись альбома наше спасение.  Зерна предложил нам остаться в клубе, репетировать на одной аппаратуре. Нам пришлось согласиться, так как я уже говорил, что Полигон забрал почти всю звуковоспроизводящую аппаратуру, а у Зерны не было барабанной установки.  Спешно забрали все барахло из школы, где нас заставляли носить вторую обувь и где мы остались должны пол ящика лампочек, за аренду помещения и перебрались в ДК. Купили за 40 гривен примочку на соло гитару. Решили писать на мой «Юпитер», всю фонограмму без голоса (минусовка), затем с помощью второго «Юпитера»  налаживать голос.  И тут перед нами встала одна проблема, о которой мы и не подозревали - магнитная лента. На дворе стоял 1999 год, рубеж тысячелетия, новые «бобины» уже не выпускались, а если и выпускались, то были нам не доступны. Самые свежие, которые мы могли достать, это выпуска 1993 года. Из за срока своей давности, они уже начали осыпаться  и «ржаветь».  Записав удачно одну из минусовок, при прослушивании, к своему неудовольствию мы обнаруживали как  имели место провалы звука, то в левом, то в правом канале, а то и в обоих сразу. Сочетание удачно сыгранной партии одного из четырех участников группы, плюс везение в определенном отрезке пленке, делали эту проблему довольно болезненной. Запись альбома затянулась на месяцы. Эксперименты со звуком, с пленкой отнимали много времени.

       В один из зимних вечеров, когда мы испытывали очередную «бобину», к нам в музыкалку зашел мужик лет  сорока. Попросил гитару и принялся что то наигрывать и напевать. Мужик зачастил к нам на огонек, чуть ли не каждый день. Как выяснилось, он оказался слегка помешанным.  Для нас он был, как причина отвлечься. Мы весело слушали его придурковатые песни, собственного сочинения.  Мужик видел, что мы что-то пытаемся записывать, и попросил нас помочь ему записать его песни. Мы, устав от серьезной работы над альбомом, решили повеселиться.  В те дни, я дико начитывался Кастанедой, и с моих уст не сходили слова и фразы из его книг. Сев за пульт (за месяц я здорово поднаторел в звукорежиссерском деле), мы принялись писать. Мужик объявил в микрофон,  что группа «Аеробус»(это он так назывался) совместно с…,  и он спросил как называется наша группа и тут меня понесло… Я выхватил микрофон  и начал: «Группа «Пиетный Кактус» и студия «Кумар рекордс» представляет – барабаны Роман Виталя (Гусь был на учебе), он же Мескалито, бас гитара Усенко Алексей,  он же Брухо, ритм гитара Клык и соло гитара Ярмолич Виктор, он же Нагваль и он же звукорежиссер. Песня называется – «Раз пошел я за пиетным кактусом». Мы начали играть, по ходу выдумывая аккорды и слова типа: «раз пошел я  за пиетным кактусом, встретил по дороге Мескалито и спросил, а не видел ли  он Брухо. Он ответил, что Брухо нажрался кактусов и обосанный лежит в канаве». В общем, несли полнейший бред. Дико орали в микрофоны. Но особый кайф получали когда хором  тянули припев: «Это кактус! Просто кактус!! Пиетный кактус!!!» - и так раз десять. Эта «хитовая» песня затянулась минут на двадцать пять. Мы так разошлись, просто обалдеть! Я лихо выдавал на гитаре сногсшибательное соло  а – ля «Привет из дурдома». Роман едва успевал менять поломанные палочки, иногда вскакивал из - за барабанов и подбегал к нам, что бы попеть.  В общем можно представить, что это вышла за песня. Мы повеселились на славу.  Мужик, уходя, попросил бобину, чтобы переписать. Возможно, у него дома эта запись до сих пор и храниться, потому что оригинал канул в лету вместе с мужиком.

        К апрелю месяцу, мы с огромны трудом записали все двенадцать минусовок на разные бобины. Осталось наложить голос. Запас бобин иссяк, мы раздумывали, как выйти из положения.  Тут директриса нам сообщила, что нужно готовиться к праздничным концертам, первый который состоится  в с.Михайловка. Мы отрепетировали песню Г.О., «Наша победа».

        25 апреля, ближе к полудню, мы вывались на улицу с нашим барахлом, погрузились в автобус и с песнями под гитару поехали давать концерт.  По прибытии разгрузились, перетянули аппаратуру, принялись подключаться и настраиваться.  Потихоньку к школе, в которой и должно было состояться данное мероприятие, начали подходить люди, молодежь.  Мы, городские парни, без пяти минуть знаменитости, ходили растопырив пальцы, особенно после  принятых за школой на душу положенных двести граммов местного разлива. Местные девчонки нам мило улыбались, мы скалили зубы в ответ. Местные пацаны угрюмо косились на нас. К началу концерта в школе собралось человек пятьдесят.  Сначала шла официальная программа: детский хор, пляски, стишки и т.д. Потом вышли мы. Конферансье торжественно объявила: «Стихи и музыка  Егора Летова, « Наша Победа!!!». Пожалуй, я думаю, Егорку нигде так торжественно не объявляли!  Мы врезали рок в этой дыре.  Пол песни у меня не работал бас. Извечная проблема – плохие шнуры, штекера, звукорежиссеры.  Со второй половины, после энергичных ужимок в сторону пульта, бас появился и я повеселел.  Мы отыграли пять песен, сыграли довольно таки неплохо, я бы сказал  - профессионально, но реакция зала была нулевая. Дежурные аплодисменты.  Одним словом: колхозмихайловка.  Зерна отчаянно попытался расшевелить окаменевшую публику, но с тем же нулевым результатом. Закончив концерт, мы погрузились в автобус и удалились восвояси.  

       Через пару дней, в музыкалке объявился новый «крендель», обвешанный значками, цепями, скрепками, булавками и прочими рокерскими атрибутами.  Кренделя звали Вова, и как выяснилось позже, он тоже был не в своем уме. Вот уж где благодатная почва для  сбора всякого рода местных придурков – ДК Горького. Правда с Вовчиком было весело. Он довольно неплохо играл на гитаре, воодушевленно пел сильным голосом. Рассказывал разного рода небылицы, что у него дома куча разной аппаратуры: пять гитар, три синтезатора, барабанная установка и прочие музыкальные вкусности.  Мы охотно верили ему, пряча усмешку. Пока однажды он не притянул в музыкалку импортные клавиши «расческу».  Вот тут то мы и задумались, что в его словах правда, а что бред сумасшедшего.  Правде клавиши оказались поломанными. Что-то накрылось в них, и все ноты поменялись местами. За нотой «до» могла идти нот «ля», за «ля» «фа» и так далее. Играть на таком инструменте не представлялось возможным. Вовчик мог часами рассказывать, что у него дядька начальник ФСБ в Киеве, дед заведует налоговой инспекцией. Что в банке у него лежит семьдесят тысяч гривен, но счет арестовали, и он не может их снять.  Мы не уставали удивляться его фантазии. По его словам, ему вот - вот должны привезти аппаратуру «Маршал», за два миллиона долларов и тогда он возьмет нас на гастроли по всему бывшему Советскому союзу.  Каждый день, он нахлобучивал на себя что-то новое, носил по три пары солнцезащитных очков, по четыре пачки сигарет разных марок, которыми охотно нас угощал. Как выяснилось позже, у Вовчика была жена и двое детей. В начале девяностых, он один из первых занялся бизнесом в городе, но крупно прогорел, и на этой почве у него съехала крыша. Теперь он жил в своем мирке, довольно таки веселом и беззаботном. Жена давно ушла от него, и он жил с матерью. Кстати, году в 2001 первом, он повесился.  Царство ему небесное…

       7 мая мы играли в нашем ДК. Поскандалили с директрисой по поводу продолжительности концерта, и она дала нам отыграть только шесть песен.

        9 мая в День Победы, нас повезли в г.Ровеньки, выступать на летней площадке для гуляющей публики и ветеранов. Это было наше первое выступление в городе. Денек был классный – теплый, солнечный.  Водки мы взяли много. Уютно расположились в каморке, позади летней площадки, и пока шла официальная часть, мы пили за ветеранов. Вован тоже приехал с нами. Весь обвешанный орденами и медалями – где только раскопал в таком количестве. Тоже выпивал , а как выяснилось позже – пить ему было нельзя.

        Первый играл Зерна.  Я уложил Леху спать, так как он был не в форме. Последнюю неделю он был в запое ( последе время, Леха сильно подружился с Зеленым Змием), и отъезжал от ста грамм. Мы расположились на скамейке в парке, слушали «Offsfilds». Как сейчас помню, этот ясный летний день, где то в середине выступления Езерницкого, позади него распахивается дверь, ведущая в каморку, и на залитой солнечным светом сцене возникает сонная, пьяная, растрепанная фигура Алексея, с жутко помятой рожей и опухшими глазами. Я чуть не упал со скамейки. Как Леха потом рассказывал, первое , что он увидел, после спины Езерницкого – это моя отвисшая челюсть в первом ряду. Я замахал на Леху руками, мол, спрячься  козел, не позорь нас.  Но он, не замечая моих ужимок, засунув руки в карманы, подошел к звукорежиссеру, вытянул у него изо рта сигарету и пуская дым  удалился.  Это было что то! Леха так и не проспался, когда мы вышли на сцену, мне пришлось отдать ему свои солнцезащитные очки, что бы скрыть его весьма не трезвые глаза. Мы начали играть. Народу в парке было много. Нам охотно аплодировали, несмотря на то, что Леха играл и пел крайне отвратительно. Часто забывал слова, выдумывал по ходу новые. На одной из песен, по моему на «Старике», на сцену вышел Вовчик,  весь в орденах, медалях, цепях, булавках, трех очках и кепке, с прикрепленной  косичкой.  Уселся, за стоящее в углу пианино «Украина», и принялся нам «подыгрывать». Окончив песню, я попросил его вежливо удалится, а точнее послал на хуй.  Отыграли мы всю программу, заработали два торта, один размазали по лицу Гоши, второй дружно съели.

       После концерта в Ровеньках, мы поняли, что «бобину» нам не достать, поэтому решили записывать на кассетник «Маяк», с повышенной скоростью (9.53 м/с.). В три захода был наложен голос на все фонограммы. Правда, мы так измучились ожиданием нашего альбома, что заключительный этап делали в спешке, поэтому я остался не удовлетворен полученным результатом.

       Но, несмотря ни на что, всем неудачам на зло,  20 мая 1999 года, была закончена запись первого в истории п.Ясеновского, да и г.Ровеньки полного рок альбома, под названием «Точка Соприкосновения». Альбом состоял из 11 композиций (двенадцатую «Он Умер», из за плохого качества аранжировки, я решил не включать), и двенадцатой шла «Пена. VERS 2» из «Угрюм Реки», записанная в ноябре 1996 года. Это было большое событие для нас, которое мы естественно отметили большим количеством спиртного. Запись тут же начала расходиться по поселку и за его пределами.  Песни зазвучали на дискотеке, из окон домов. Пацаны вечерами, на гитарах подбирали аккорды.

       30 мая,  у меня началась весенняя сессия, и я уехал в г.Стаханов на две недели. Вернувшись с сессии, мы начали работу над новым альбомом, с рабочим названием «Половодье». Сделали две первые песни, «Дальние страны» и «По белой траве».

        26 июня нас приглашают в г.Ровеньки, на День Города. Как обычно, автобус, который должен был прийти к 11 часам, пришел к часу. Да и то, вместо большого автобуса микроавтобус «Рафик». Для меня до сих пор остается загадкой, как мы таким количеством людей  (а было нас человек тридцать и аппаратура) смогли разместиться в этом транспорте. Это случай, из разряда тех, что случаются, а потом пытаешься их осмыслить с рациональной точки зрения, но в силу непонятных причин не можешь это сделать.  Такой загадкой осталась и та поездка для меня. Помню только, что в буквальном смысле слова сидели друг на друге, держали в руках аппаратуру, да еще пели песни!  Таким макаром мы доехали до г.Ровеньки. Так как мы здорово опоздали, лихорадочно стали подключаться, и когда все уже было готово, разразилась гроза, в буквальном смысле слова.  Хлынул дождь, летняя сцена была без навеса. Мы принялись накрывать расставленную аппаратуру пленкой, одеждой, пакетами.  Дождь наделал беды: вышла из строя одна колонка, эл. гитара и примочка. Кое-как удалось все это починить, концерт начался в шесть часов вечера, вместо запланированных четырех.  За концерт мы заработали : четыре бутылки водки, три банки шпротов, три банки паштета, три сгущенки и кило масла. Бутылку водки и банку шпротов пришлось отдать водителю «Рафика» за перегруз, все остальное, по приезду домой, было съедено и выпито теплым, летним вечером за столиком возле моего дома. В этот день, подвыпив, Зерна впервые начал выражать свое недовольство, что мы себя не правильно ведем, оккупировали «их» музыкалку и т.д. Тогда мы это всерьез не восприняли.

       2 июля, давали концерт в ДК, для выпускников Проф. Тех. Училища №77. Я заказал видеосъемку.  Но выпускники после торжественной части, быстро разошлись пить водку, и мы тоже долго не задержались.

       Через два дня, соло гитариста «Offsfilds», Сульженко Гришу (надо сказать отличного гитариста!) забирали в армию. Роман и Гусь на проводы прийти не смогли. Из «СОПРОТИВЛЕНИЯ» были я и Леха. Проводы отмечали во дворе у Гриши. Установили аппаратуру из ДК. Изрядно подпив, пытались что то играть.  Снимали на видео. Мы с Алексеем  пьяные пытались снять клип под нашу фонограмму.  Позже, в2004 году, я на компьютере таки смонтировал этот клип на песню «Закапал Дождь». Гудели до утра.

       Проводив Гришу в армию, у нас началась черная полоса: Леха запил горькую, неделями не появлялся на репетициях. Работа над новым альбомом продвигалась с большим трудом. Езерницкий начал строить против нас козни.

         24 июля 1999 года, День Независимости Украины. Мы должны были играть перед ДК, для гуляющей публики. Так как Лехи уже неделю не было на репетиции, а мы не могли застать его дома, он даже не знал о предстоящем концерте.   Неожиданно, перед самым началом концерта, он появился удивленный.  Сказал, что шел  с работы, и услышал как выступает Зерна, и тут же примчался к клубу. Мы решили играть.  Перед этим, распили полтора литра самогона, закусывая помидорами.  Во время концерта я вошел в раж. Орал в микрофон лозунги типа:          « Долой Кучьму!», « Нахуй попсню!», «Сопротивление будет жить!!!».  В середине выступления, мы с Лехой обнявшись, орали в микрофон припев, не удержались на ногах и рухнули прямо на бетон.  Нас едва не забрали в ментовку. Нам вовремя удалось скрыться с площадки.

       Август прошел вяло. Леха все так же саботировал репетиции. Мы редко появлялись в музыкалке.  В сентябре я уехал на сессию, по приезду случилось то, что должно было случиться рано или поздно. Зерна обзавелся барабанами и заявил, что они хотят репетировать отдельно, что мы де мешаем им, что неправильно себя ведем.  В общем, остались мы без помещения и аппаратуры.  Случился большой скандал, дело чуть не дошло до драки, но я вовремя остановил не контролируемый выброс энергии.  Мы почти мирно покинули ДК.

    Встал вопрос: Что делать? Куда податься?

        Разрыв подтолкнул к действиям. Я пошел в СПТУ № 77, к директору. Поговорил с ним. Он согласился выделить нам помещение с обратной стороны столовой, одно время там располагался один из первых Ясеновских баров. Сейчас одну комнату там занимал кружок мотоциклистов, вторая, с высоченными потолками, как в спортзале, досталась нам.  Помещение теперь у нас было.  Мы провели туда проводку, заклеили  огромные окна бумагой.  Скинулись немного деньгами,  купили колонку и эквалайзер.  Но это было все не то. Нужны были усилки, микрофоны, стойки, микшер, колонки.  Я взял дома последние 25 рублей (спасибо мой жене Наталье, за огромную выдержку и понимание), купил хороший магарыч и снова пошел к директору училища.  Я знал, что в училище есть аппаратура, правда допотопная, но все же. Я предложил директору отреставрировать их аппаратуру за свой счет и пользоваться ей.  Магар сделал свое дело, и он дал команду пустить меня в склад училищного барахла, где мне удалось надыбать:  две двухсот ватные колонки, со встроенными усилителями, две 90 ватные колонки, два пятиканальных усилителя «Дойна» и «Степь», и клавиши «Электроника». После проверки, выяснилось, что ни один из усилков не работает. С колонками нам повезло больше.  Мой отец занимался радиотехникой, я начал тягать к нему аппаратуру.  Нам удалось починить «Дону» и «Степь»,  и собрать один из двух встроенных в колонки.  Это было уже что-то.

       На это все ушло больше месяца.  В это время Леха пил запоями, Гусь был на учебе. Вся канитель легла  на нас с Виталей.  В те редкие дни, когда появлялся Леха, мы пытались репетировать. Звук был отвратительный, из - за безобразного эха в огромном, пустом помещении.

      К ноябрю, у нас было сделано 7 новых песен. В качестве отработки платы за помещение, нас обязали сыграть на день выборов в Президенты 14 ноября. Концерт состоялся  в столовой училища.  С 10 утра, мы спокойно, не напрягаясь (Леха даже пел и играл сидя на стуле) отыграли 10 песен и вместе с предводителем мотоциклистов Женей, заядлым байкером пошли отмечать наш первый концерт без Зерны. Все изрядно напились. Заводили Жекин байк, снимали на видео, дурачились. Из этого видеоматериала, я потом смонтировал клип, на песню «Королева Весна».  Потом оказались у Жени дома, вскоре пришла его жена и мы удалились восвояси.

       С Лехой у нас возникали все большие и большие проблемы. Он совсем задвинул с музыкой. Ни уговоры, ни угрозы не действовали.

       Приближалась зима. Наша необъятная  музыкалка не отапливалась.  На репетициях пар валил изо рта, руки примерзали к струнам. Я ходил в училище, но директор был в отпуске, а без него вопрос о новом помещении никто не мог решить. В довершении ко всему у меня лопнуло терпение, я набил Лехе морду и он вообще перестал приходить на репетиции.

       Вскоре, мне все же удалось выловить директора, и вручив ему магар, удалось выбить подвальное помещение под учебным корпусом.  В подвале было тепло, но сыро. Ужасно ржавели струны. Здесь и раньше была музыкалка, еще со времен Союза.  Мы с Виталей навели порядок, врезали новый замок, перенесли и подключили аппаратуру. Я решил осваивать голос. Было не просто, играть на бас гитаре и петь. Но упорство приносило свои плоды. Теперь мы были трио.

       Перед Новым годом, из Москвы приехал Буля. Он помирил меня с Лехой, но на репетиции тот по-прежнему не ходи. Да, честно говоря, мы теперь обходились без него.

      30 декабря мы устроили в училище дискотеку. Наступил Новый 2000 год. Новый век, новое тысячелетие.

       В феврале, вернувшись с очередной  сессии, мы ударно принялись доделывать альбом.  Я начал подумывать о записи и о смене названия группы. Потому что, то, что мы теперь играли, очень сильно отличалось от изначально задуманного.  Просуществовав почти полтора года, «Сопротивление» уже не удовлетворяло нас своей концепцией.

    Категория: Статьи | Добавил: Rakip (15.03.2012)
    Просмотров: 268 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]

    Copyright RAKIP records
    © 2017